Кто толкает Путина начать на заводах «войну конфессий»?

В пятницу Владимир Путин совершил марш-бросок на Лебединский ГОК, 93% акций которого принадлежат миллиардеру Алишеру Усманову.

Конечно же, состоялась встреча с коллективом комбината. Точнее сказать – с его специально отобранным инженерно-техническим составом (ИТР). И тут нет ничего предосудительного.

Самый оригинальный, на мой взгляд, вопрос из всех заготовленных озвучил начальник участка Дмитрий Коронов. Он проинформировал товарища Путина, что весьма озабочен душевным состоянием трудовых коллективов нашей многонациональной Родины.

«В советское время были комнаты эмоциональной разгрузки, «красные уголки» и так далее, — напомнил он. — Сейчас, допустим, на Лебединском ГОКе, на территории обогатительной фабрики построен храм-часовня в честь святой великомученицы Варвары. Там есть возможность работнику, скажем так, эмоционально отдохнуть, разгрузиться от тяжёлой работы…». 

И далее главный вопрос, ответ на который, без всякого сомнения, ждала вся страна: «Ваше отношение к этому и других крупных руководителей каких‑то организаций, предприятий: могут ли они воспринять эту идею, я не знаю, может быть, у кого‑то где‑то это есть, но всё‑таки… Или как руководство к действию, воссоздать или построить на территории своих предприятий какие‑то, скажем так, маленькие святыни?..».

Что бы персонально вы ответили? Во-первых, возможно, напомнили бы, что Россия – многонациональное светское государство, в котором религиозные организации от него по Конституции отделены. Так?

Если, согласно закону о департизации, за проходные запрещен вход агитаторам легально зарегистрированных партий, то запускать туда отделенных от государства священников с кадилами и крестами было бы нарушением Конституции. Верно?

Во-вторых, открывать на заводах и фабриках молельни должны просить их владельцев сами верующие, поскольку сами они — наемные работники. А решать – хозяевам. Тут не должно быть руководящих указаний из Кремля.

В-третьих, у вас в Губкине открыты десятка полтора церквей – что мешает молиться там не в обеденный перерыв, не в спешке, не «лишний раз», а с чувством с толком, расстановкой?

В-четвертых, у нас на любом предприятии трудятся представители самых разных наций и народностей, исповедующих разные религии. И если открывать там православные «молельные комнаты», то надо открывать такие же для представителей других конфессии. Так ведь?

А иначе мы получим то самое оскорбление религиозных чувств обиженных, чего я как гарант Конституции, прав и свобод граждан допускать не должен. Но опять – таки подчеркну, все это на усмотрение собственников предприятий. Приказывать из Москвы им мы не можем.

А что же ответил стране и начальнику цеха Владимир Владимирович? Президент выдал «экспромт», который, по моему разумению, и был одной из главных целей его приезда на белгородскую землю. Он сказал – цитирую для  точности по кремлевской стенограмме:

«…А что касается таких вещей, как чисто духовная составляющая, – церкви, мечети, синагоги, буддийские храмы, – они ведь дорого не стоят для руководителей предприятий, для акционеров, но могут многое дать с точки зрения душевного состояния людей…».

Как это перевести с бенгальского на язык родимых осин? Думаю, так: «Надо строить». И не сомневайтесь – станут! Потому, что, с одной стороны, бизнес у нас кошмарить нельзя.

А с другой — у Кремля, как и у незабвенного Остапа Бендера, есть немало сравнительно честных способов отъема чужой собственности.

Так что, если не хочешь сидеть в камере напротив Белыха или Улюкаева – мигом побежишь в епархию за проектом.

Как уже высказались в Сети острые на язык блогеры, отныне батюшки с их «комнатами психологической разгрузки» начнут исполнять роль тех самых парткомов. Утешать и наставлять.

Судя по всему, их введут в Советы директоров предприятий, которые и начнут отчислять в пользу местных епархий известные добровольно-принудительные суммы. Ради этого же весь огород городится.

Не удивлюсь, если заводской священник будет оформлен машинистом конвейера «горячего цеха». Не может же он питаться святым духом.

А дальше? Дальше «владельцы заводов, газет и пароходов» стоимость содержания своих церквушек и молелен начнут включать в себестоимость продукции. А для верующего и неверующего персонала введут особый налог «на содержание храма».

И попробуй не заплати в наше кризисное время. В 24 часа вылетишь за ворота проходной. Тут тебе никакой боженька не может. Ни Иисус Христос, ни Аллах, ни примкнувший к ним Будда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *