«Говорили, что все будет без штурма»: родные погибших в Беслане вспоминают

Всего в бесланской школе погибли 334 человека.

Утром 1 сентября 2004 года террористы напали на школу №1 в Беслане во время торжественной линейки по случаю начала учебного года. Они захватили 1128 заложников: детей, родителей и сотрудников школы, и удерживали их три дня, пишет «Настоящее время».

3 сентября спецназ ФСБ начал штурм здания. В результате были убиты 28 террористов и 314 человек заложников, в том числе 186 детей. Более 800 человек получили ранения разной степени тяжести.

В 2016 году несколько матерей погибших в Беслане вышли на акцию протеста в майках с надписью «Путин – палач Беслана». Они требовали расследовать, как именно проходил штурм, и утверждали, что во время освобождения школы, когда заложники были внутри, спецподразделения вели шквальный обстрел школы, в том числе из огнеметов и танков: именно от этого и погибли многие заложники. Кто именно отдал приказ это делать – до сих пор неизвестно: никто из представителей власти до сих пор не взял на себя ответственность за эти действия.

Родные погибших и 14 лет спустя не могут смириться с потерей своих детей.

«Вот так воспитываешь дочку, помощницу, а потом камень могильный ей чистишь», – говорит Фатима Арсоева. Она каждую неделю приходит на кладбище на окраине Беслана, которое все называют «Город Ангелов». 186 могил из 266, которые там есть, – детские. Дочери Фатимы за пять дней до теракта исполнилось 14 лет.

 

 

 

 

 

«Говорили, что среди террористов кто-то на грузинском говорил. А у меня супруг очень хорошо на грузинском разговаривает. Он говорит: «Я сейчас пройдусь, с ними договорюсь, свою девочку выведу», – вспоминает Арсоева. – И вот он рыщет, где можно в школу зайти, а там уже спецназ стоит. Я ему говорю: «Оставь, там умнее нас люди есть, наших детей же не оставят!» И до сих пор жалею: может быть, действительно он как-нибудь бы пробрался? И что я его остановила? Но мы думали, что, правда, есть люди умнее нас».

Грузин среди захватчиков школы не было. Людей, которые смогли спасти всех заложников из бесланской школы, в 2004 году тоже не нашлось.

«Неужели Россия такая большая, и никто не смог помочь? – до сих пор задается вопросом Фатима Мамаева. – Нам же говорили, что всё будет нормально, что будет без штурма, без жертв выпустят их».

Лариса Мамитова была в школе с сыном Намиком. Они оба выжили. Через час после захвата боевики искали среди заложников врача. Лариса работает медсестрой, и от неё потребовали, чтобы она перевязала раны боевикам. Она в ответ потребовала, чтобы захватчики написали записку о том, чего хотят, и разрешили ей вынести её наружу.

«Я говорю: «Можно я вынесу записку?» Они мне: «Они всё знают!» Я им говорю: «Ну откуда они знают?» – вспоминает она. – «Здесь закрыто, двери вы уже заблокировали. Давайте я выйду? Я никуда не уйду: у меня сын здесь».

«Он меня завёл в библиотеку: в библиотеке уже всё перерыто, полы сняты, книги все валялись на полу, этажерки свалены в одну сторону и полы были вскрыты, – вспоминает Лариса. – На столе тоже был беспорядок. Он всё это выкинул. Дал мне листок, дал мне ручку: «Пиши!»

Снятые в библиотеке полы и перегородки сцены актового зала до сих пор не дают покоя матерям Беслана. Они уверены: оружие и взрывчатку в школу завозили заранее, во время летнего ремонта. Официально следствие этого так и не доказало. По распространенной силовиками версии машина боевиков, тяжело груженая оружием и взрывчаткой, якобы 1 сентября беспрепятственно проехала все посты ДПС.

«Но мы в следственных мероприятиях принимали участие. Мы видели воочию: такое расстояние, с такой скоростью, с таким грузом, по такой дороге эта машина бы не проехала, – настаивает Анета Гадиева, сопредседатель комитета «Матери Беслана». – Они не смогли нас убедить в обратном».

Всего в бесланской школе погибли 334 человека. Но сколько были убиты террористами, а сколько погибли в результате штурма силовиков «Матерям Беслана» так никто и не ответил. Европейский суд по правам человека в апреле 2017 года присудил жертвам теракта почти 3 млн евро. Но официально за захват школы осужден всего один человек, единственный выживший террорист Нурпаша Кулаев. Дела против сотрудников милиции, которые «не заметили» колонну боевиков на пути в Беслан, окончились амнистией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *