Что еще Кремль отнимет у бедных, чтобы не обидеть олигархов?

Владимир Путин в ходе телеобращения высказался против повышения в России налогов, включая «налог на роскошь»

Владимир Путин в ходе своего телеобращения к нации по поводу повышения пенсионного возраста высказался против повышения в России налогов. В том числе против введения «налога на роскошь» и прогрессивной шкалы НДФЛ — по его мнению, это будет иметь разрушительные последствия для экономики страны. Почему, разбиралась «Свободная пресса» вместе с экспертами.
 

«Нефтяные» налоги не вырастут, а акцизы — да

Еще в послании Федеральному Собранию в декабре 2016 года президент страны поставил задачу «отладить» налоговую систему России, чтобы изменения вступили в силу в 2019 году. Изменения мы наблюдаем воочию: решено увеличить базовую ставку НДС с нынешних 18 до 20 процентов, вводится единый экологический налог (он заменит фиксированные платежи за выбросы вредных веществ)…

Кроме того, вице-премьер Дмитрий Козак уже огорошил: с января повышаются акцизы на дизельное топливо и бензин — на 2,7 и 3,7 тысячи рублей на тонну соответственно. Напомним, что повышенные ставки должны были вступить в силу в июле — но правительство решило их «заморозить», чтобы затормозить рост цен на топливо.

А вот по поводу того, какие налоги точно не будут повышаться, сам Владимир Путин ясно дал понять во время обращения к нации о пенсионной реформе. Рассказал он о предложении повысить налоги на нефтегазовые компании.

Как известно, федеральный бюджет на прошлый год верстался из расчета стоимости барреля нефти $ 40, а в этом году она реально балансировала на уровне $ 70. Это уже позволило мобилизовать в бюджет дополнительно порядка 870 млрд. рублей.

Однако, по мнению Путина, повышение налогообложения нефтегазовой отрасли, во-первых, не позволит решить проблему с дефицитом Пенсионного фонда (о котором и шла речь в обращении президента), а во-вторых, поставит всю экономику России в зависимость от мировой конъюнктуры цен на углеводороды.

Россия наплевала на рекомендации ОЭСР

Судя по выступлению Путина, окончательно отвергнута идея ввести в России «налог на роскошь» и прогрессивную шкалу подоходного налога. По оценкам Минфина (на которые сослался президент), это может дать 75−120 миллиардов рублей в год. Понятно, что решить проблему дефицита Пенсионного фонда это не сможет, но почему бы не получить такие солидные дополнительные доходы в бюджет?!

А ведь такая шкала существует практически во всех странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), «Большой двадцатки» (G20) и БРИКС. Скажем, в Японии максимальная ставка подоходного налога составляет 50%, в Германии и Китае — 45%, во Франции — 41%, в США — 39,6%, в Турции и Финляндии — 35%, в Канаде — 33%, в Польше — 32%…

Дифференцирована ставка налога не только в зависимости от его абсолютного размера, но также и от источника: скажем, для нетрудовых (наследство, от продажи имущества, рента) она намного выше, чем для трудовых.

Еще в 2013 году генеральный секретарь ОЭСР Анхель Гурриа призывал Россию ввести такую шкалу, чтобы устранить вопиющие диспропорции и эффективнее бороться с бедностью. Еще одна рекомендация — ввести один из вариантов «налога на богатство»: либо на сверхдоходы, либо на предметы роскоши.

Опять-таки, такая форма налогообложения существует в большинстве стран — даже в бывших социалистических и схожих с Россией по уровню экономического развития. В Китае налог берется с лиц, имеющих в собственности дорогостоящие часы, яхты и гольф-клубы…

Жаворонков: «теневых олигархов» налогами не обложишь

Почему же в России, вопреки международному опыту, до сих пор не введены ни «налог на роскошь», ни прогрессивная шкала НДФЛ? Об этом «Свободная пресса» поговорила с ведущим научным сотрудником Института экономической политики Сергеем Жаворонковым.

— Сергей Владимирович, после обращения президента стало окончательно понятно, что Москва не готова повышать налоги для богатых. Как вы думаете, почему?

— Представление о том, что в России есть богачи, которых надо «потрясти» и найдутся деньги на пенсии и так далее, не учитывает одной фундаментальной вещи. Значительная часть людей, купающихся в роскоши и раздражающая общество — это или родственники легальных предпринимателей, или нелегальные предприниматели (чиновники, судьи и силовики, берущие взятки, бизнесмены, связанные с государственными компаниями и т. п.).

Состояния последних нигде особо не светятся, и налогами их не обложишь! А настоящий предприниматель и так тратит 49,5% выручки на налоги (согласно ежегодному исследованию Paying taxes от Всемирного банка). Это, кстати, меньше, чем во Франции или Италии, но больше, чем в большинстве европейских стран, США, Японии.

 — Так, по-вашему, и налоги на бизнес поднимать не стоит?

— Поднимем налоги еще — и бизнес из России будет эмигрировать, он найдет как. Между тем, на счетах физических и юридических лиц в России скопилось 35 трлн. рублей — это два годовых бюджета страны. Деньги есть, только нет условий для их вложения. Вот о чем стоит думать в первую очередь

— А куда вкладывать? Какие, на ваш взгляд, нужны институциональные условия нужны для вложений денег физических и юридических лиц?

— Люди сами решат, куда тратить. Пока что мы видим, что люди продают бизнес и сваливают из России: значительная часть оттока капитала — это вовсе не корпорации, а физлица!

А институциональные условия нужны следующие. Во-первых, рост реальных доходов населения, то есть платежеспособного спроса, которого не было три года (с 2014 года). Во-вторых, уверенность в завтрашнем дне. Но этого вряд ли можно достичь, имея 222 тысячи уголовных дел в 2017 году по «предпринимательским» статьям (в 2010 годы было порядка 140 тысяч, это вам для сравнения.

Ну и в-третьих, низкие и предсказуемые налоги. Под крики, что «Налоги мы не повышаем!», у нас то НДС увеличились, то вот опять вице-премьер Дмитрий Козак акцизы обещает поднять. Точнее, он даже утверждает, что это не предложение, а уже принятое решение! Вот вам и условия…
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *