Очередной инцидент на китайско-индийской границе

Очередное происшествие (относительно мелкое и бескровное), случившееся в начале июня с. г. в районе одного из спорных участков китайско-индийской границы, на этот раз вылилось в серьёзный инцидент, сопровождавшийся взаимными демаршами по линиям дипломатических и оборонных ведомств. В обеих странах активничает пресса, реанимируя фантомные исторические боли, которые несопоставимы по масштабам с самим происшествием.

В частности, из небытия вызывается так называемая “тибетская проблема”, которая ещё сто лет назад находилась в центре противоречий в отношениях властей Китая с Британской Индией. Эта проблема давала о себе знать в период становления Китая и Индии в качестве самостоятельных государств, а также во время движения обоих азиатских гигантов к нынешнему статусу ведущих мировых игроков.

В ходе развития инцидента напомнили о своём существовании антикитайскими акциями некоторые из “тибетцев в изгнании”, компактно проживающие на северо-востоке Индии. Представляется знаменательным, что на этот раз индийское правительство не предприняло никаких ограничительных мер в отношении “тибетских активистов”.

Примечательными выглядят время и место инцидента. Он зародился незадолго до и развивался уже во время поездки премьер-министра Индии Нарендры Моди в США, о которой было объявлено заранее. В ходе визита состоялись переговоры на высшем уровне, завершившиеся принятием весьма содержательного Совместного заявления.

Само происшествие случилось 6 июня на высокогорном плато Даклам (которое является предметом территориальных споров), расположенном между индийским штатом Сикким и Королевством Бутан. Пространство, занимаемое указанным плато, относительно ничтожно (около 100 кв. км) по сравнению, например, с индийским штатом Аруначал-Прадеш (площадью около 100 тыс. кв. км), на владение которым претендует КНР.

К месту будет отметить, что конфигурация современной политико-географической карты в данном районе Тибета и Гималаев сформировалась в результате длительной междоусобной борьбы местных князьков, а также, повторим, властей Китая с Британской Индией и её наследницей, каковой во всё большей мере воспринимает себя нынешняя Республика Индия.

Сегодня эта карта выглядит следующим образом:

  • Сикким (до 1975 г. квазинезависимое княжество) ныне является крошечным индийским штатом площадью 7 тыс. кв. км с населением менее 100 тыс. человек;
  • прилегающее к Сиккиму самостоятельное Королевство Бутан занимает площадь около 40 тыс.кв. км, на которой проживают около 800 тыс. чел. Согласно договору 1949 г. (который фактически воспроизвёл соглашение с Британией начала прошлого века), Индия признавала государственный суверенитет Королевства, обязавшееся, однако, согласовывать с ней свою внешнюю политику.

В целом индийско-бутанские отношения выглядят вполне дружественными, свидетельством чему является огромная, по масштабам Бутана, финансовая помощь, оказываемая ему Дели, общий объём которой приближающаяся к 1 млрд долл.

Строго говоря, сторонами спора за владение плато Даклам являются КНР и Бутан. Кто фактически его контролирует, сказать сложно, поскольку здесь ведутся дорожные работы Китаем, но одновременно возводятся некие “резервные бункеры” индийскими и бутанскими пограничниками. Собственно, случившийся 6 июня снос китайскими бульдозерами двух таких “бункеров” и послужил поводом для военного противостояния здесь двух азиатских гигантов.

Стороны стали быстро наращивать силы. В частности, сообщалось о переброске в район плато Даклам на помощь бутанским пограничникам 3 тыс. индийских военнослужащих. Возникли проблемы с перемещением между Сиккимом и Бутаном буддийских пилигримов. Последовали взаимные требования “убрать войска с нашей территории”.

В связи с тем, повторим, что пик развития инцидента пришёлся на время визита Н. Моди в США, в Китае задаются вопросом, стал ли он следствием “ошибок” местных командиров низшего уровня, или же реализуется первоначальный этап некоего стратегического плана?

Примерно тем же вопросом задаются и в Индии, поскольку, как всегда в подобных случаях, отсутствует объективная информация о том, “кто начал, а кто ответил и почему именно в данное время”.

Обращает на себя внимание, что комментарии прессы обеих стран по поводу относительно мелкого происшествия в индийско-китайских отношениях быстро выходят на крайне серьезные исторические эпизоды и служат поводом для не менее серьёзных выводов. Например, сразу вспоминается война в Тибете 1962 г. и предлагается “пересмотреть” отношение КНР к нынешнему статусу Сиккима и Бутана.

Китайская газета Global Times сочла возможным напомнить Индии, что её ВВП вчетверо, а оборонные расходы втрое меньше, чем у КНР, а поддержка США носит “поверхностный” характер. В этих условиях, продолжает газета, “лучшим выбором для Индии было бы поддержание дружественных отношений и осторожное поведение в районе двусторонней границы”.

Конечно, обострение ситуации “где-то в Гималаях” на небольшом участке китайско-индийской границы (общей протяжённостью в 4 тыс. км) никоим образом не связано c начавшимися 10 июля в Бенгальском заливе планово-очередными (но небывалыми по масштабам) ежегодными военно-морскими учениями “Малабар” с участием авианосных групп США, Индии и Японии. Однако такого рода совпадения по времени не могут не настораживать.

Ещё раз подчеркнём, что масштабы и скорость развития последствий относительно мелких происшествий типа того, который произошёл на плато Даклам, служат лишним признаком серьёзного заболевания всего организма отношений между двумя азиатскими гигантами.

 

Источник: newsland.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *