Пенсии: Кремль обещал 25 млн рабочих мест, но не создаст и 10 000

Даже сторонники реформы обещают ее полный провал и рост безработицы.

В Государственной Думе прошло заседание рабочей группы по совершенствованию пенсионного законодательства, на котором обсуждалась подготовка поправок к правительственному законопроекту и, в первую очередь, инициативы, озвученной президентом России Владимиром Путиным.

В своем обращении он коснулся, в частности, снижения возраста выхода на пенсию для женщин, досрочных пенсий для многодетных матерей, сохранения льгот по налогам на землю и недвижимость, а также вопросов защиты прав работников предпенсионного возраста.

Разумеется, участники встречи дружно поддержали инициативы главы государства, отметив, что эти предложения «социализируют законопроект, придают ему человеческое лицо», «отражают достаточно консенсусную точку зрения» и так далее. Правда, введение уголовной ответственности для бизнеса за увольнение людей предпенсионного возраста деловое сообщество не слишком вдохновляет, посему лучше бы предусмотреть административную ответственность и экономические методы. Ну, а уголовную — только как крайнюю меру.

По словам депутата Госдумы Евгения Федорова, в нижней палате к предложениям президента отнеслись положительно и ждут, когда он внесет 6 озвученных поправок.

«Никаких возражений по этим поправкам нет. Так что, я думаю, они на 100% будут приняты. Возможно, будут какие-то определенные нюансы, связанные с трудоустройством. То есть будет целый пакет законов», — сообщил он журналистам в ходе пресс-конференции, на которой побывала и журналист «СП».

При этом Федоров заметил, что, собственно, по самому законопроекту особой дискуссии нет, а вот по «сопроводительному пакету», предполагающему, в частности, уголовные наказания вопрос еще предстоит решать. Также как и вопрос создания новых рабочих мест.

«Нам надо создать 10 миллионов рабочих мест. И тогда никто не будет никого увольнять, потому что люди будут нужны работодателю. А уже наказывать — это дело вторичное, потому что наказывать — это, по сути, конфликт между старым поколением и молодым», — считает депутат.

А вот экс-министр экономики, председатель партии «Гражданская инициатива» Андрей Нечаев весьма скептически отнесся как к предложенному правительством законопроекту, так и поправкам главы государства.

— Никакой пенсионной реформы нет и в помине. Есть предложение тупо повысить пенсионный возраст. Ничего больше там нет, кроме небольшой косметики, которую сейчас добавили. И это меня смущает больше всего, потому что пенсионная система остаётся ровно такой же, какая она есть сейчас, какой она была 5 лет назад», — уверен он.

По его мнению, не предлагается новая модель пенсионной системы, которая была бы акцептована обществом и гарантировала бы достойный уровень пенсии российским пенсионерам в той демографической ситуации, которой регулярно пугают. Он считает, что поскольку система не меняется, значит, через какое-то время воспроизведутся все те же проблемы.

«Повышение пенсионного возраста — это экономия средств на какой-то сравнительно непродолжительный период времени. И это самая главная претензия к тем решениям, которые сейчас принимаются», — подчеркнул экс-министр.

Не верит Нечаев и в начинания по созданию не только 10−25 миллионов рабочих мест, но и 10 тысяч. Он полагает, что повышение пенсионного возраста вызовет сильное напряжение на рынке труда. При этом, в первую очередь, пострадавшими могут оказаться молодые люди.

«Молодежная безработица у нас сейчас 18%. При сравнительно приличном по европейским меркам уровне общей безработицы, молодежная безработица высокая, а в отдельных республиках, таких как Северный Кавказ и ряд других, она достигает трети, а иногда и более», — подчеркнул он.

Эксперт не видит также никаких реальных предложений по решению проблемы на рынке труда, кроме «абсолютно, на мой взгляд, идиотского предложения» о заведении административной, уголовной и прочих ответственностей в отношении работодателя из-за увольнения людей предпенсионного возраста.

По его мнению, введение такой меры может привести к тому, что людей будут увольнять накануне достижения предпенсионного возраста. Так как среди предпринимателей, заметил он, «дебилов мало», но неприятности с увольнением тех, кто достиг соответствующего возраста им не нужны.

«Они (предприниматели — ред.) становятся просто заложниками этой категории работников, так как уволить их нельзя. Соответственно, они (работники — ред.) могут не ходить на работу, в любое время брать больничный и так далее. Любая попытка работодателя ввести их в какой-то нормальный производственной режим будет заканчиваться обвинением в дискриминации людей предпенсионного возраста», — несколько утрировал он.

В итоге, уверен Нечаев, реализация идеи с наказанием сильно обострит положение на рынке труда. При этом заметил, что кто-то из принимающих решения, видимо, предвидя такой вариант, в качестве «забавный компенсации» предложил увеличить пособие по безработице для людей предпенсионного возраста. А это, по его мнению, говорит о том, что власти понимают неизбежность резкого роста безработицы среди таких людей.

А вот с точки зрения бухгалтерии и бюджета, не без иронии добавил экс-министр, решение хорошее.

«У людей забрали 14 с половиной тысяч средней пенсии, а дадут 11 тысяч пособие по безработице. Три с половиной тысячи в плюс», — подсчитал он.

Впрочем, Нечаев считает, что всерьез обсуждать «дурно поставленный спектакль» с поправками не имеет смысла, так как «неделю назад президент нам объявил, что он принял решение повысить в стране пенсионный возраст».

А вот профессор Высшей школы экономики (ВШЭ), член комитета гражданских инициатив Евгений Гонтмахер признался, что, начиная с 90-х годов, всегда был сторонником повышения пенсионного возраст. Однако, по его мнению, это должно быть только частью большой, и не только социальной, программы. При этом он добавил, что все проблемы связаны с экономикой.

«Чтобы нам и повысить пенсии нынешним пенсионерам, и обеспечить приличные пенсии тем, кто будет выходить на пенсию, нужны другие экономические темпы роста. Не те 1,5−2%, о которых говорят. Кстати, официальные оценки на ближайшие годы такие же, никаких чудес, несмотря на Указ президента о том, что нам надо увеличить темпы роста не ниже среднемировых», — подчеркнул он.

Между тем, среднемировые темпы роста, напомнил он, сейчас 4%, а нам их, с точки зрения официальных лиц, даже не видать в ближайшие годы. По его словам, такие темпы роста — это новая экономика, новые рабочие места, высокая заработная плата и массово высокие отчисления, чтобы человек мог обеспечить себе более-менее приличную пенсию.

Он уверен, что повышение пенсионного возраста ничего не даст. Более того, элементарные расчеты показывают сейчас, и это, по его словам, подтверждено официальными лицами, что бюджет, тем более с учетом поправок президента, понесет дополнительные расходы.

«Ну, спорят — это будет в ближайшие годы 500 млрд допустим на 6 лет или то, что сказала Татьяна Голикова, заместитель председателя правительства РФ — там уже речь идет о триллионах рублей. Это связано с тем, что с 63 до 60 снизили повышение пенсионного возраста для женщин», — заметил Гонтмахер.

Он напомнил, что в самом начале было объявлено, что в обмен на повышение пенсионного возраста будут происходить сверхплановые индексации (знаменитая тысяча рублей), потому что плановая индексация в последние годы давала 300, 400, 500 рублей прибавки в месяц, а здесь обещали 500. Но уже тогда, обратил внимание эксперт, элементарные расчёты показывали, и это было признано и на официальном уровне, что эти лишние 500 рублей— это ровно допрасходы, такие, как экономия на том, что станет меньше пенсионеров из-за сдвига пенсионного возраста.

«А поправки президента вносят ещё дополнительные расходы. Поэтому, честно говоря, мне не очень понятна цель авторов (законопроекта — ред.). Предложение, по сути, правильное, но сделанное в неподходящий момент, в неподходящей форме и несущее дополнительные финансовые последствия», — выразил недоумение экономист.

Кроме того, он обратил внимание, что предложенный законопроект сильно всколыхнул страну, а неподготовленные решения такого рода накапливают большой негатив с точки зрения настроения общества. По его мнению, принятие решений в такой манере подрывает желание людей что-нибудь делать и быть креативными.

«Люди, особенно наиболее активные и более-менее обеспеченные, скорее недовольны не повышением пенсионного возраста, а тем, что с ними как бы не поговорили», — рассказал он об исследованиях социологов.

Он считает, что можно было бы начать повышение пенсионного возраста с 1 января 2025 года, а к этому времени, согласно указам президента, удалось снизить бедность в 2 раза, поправить ситуацию со здравоохранением, создать систему непрерывного образования для взрослых, в том числе для людей пожилого возраста, повысить темпы роста экономики, причём на качественно другой базе.

И если общество увидит какие-то успехи, плюс дискуссия, которой фактически не было, считает Гонтмахер, тогда можно говорить о какой-то готовности к изменению пенсионной системы.

Обратил он внимание и на то, что «абсолютно за бортом» остались такие вопросы, как судьба накопительной части пенсии, которая уже несколько лет заморожена и, по его мнению, так будет продолжаться и дальше.

Гонтмахер уверен, что с решением о пенсионной реформе поспешили, и не фискального, не социального эффекта не будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *